Нгомо
    Притчи о старце Зосиме


Притча о тайне «умной молитвы»
и стяжании внутренней тишины

«Есть высшая молитва совершенных — … когда неизглаголанными
 воздыханиями духа приближаются они к Богу,
 Который видит расположение сердца отверстое».
Из «Аскетических наставлений»
Нила Синайского

«Существует состояние, которое заключается в созерцании единого Бога
и в пламенной любви к Нему, где ум, объятый и проникнутый сей любовью,
беседует с Богом ближайшим образом».
 Из «Обозрения духовной брани»
Иоанна Кассиана

          Было то в монастыре небольшом, в котором жил старец по имени Зосима. Удивительные чудеса сопровождали его служение Богу! Многие люди искали у него советов, помощи, исцеления от недугов души и тела.
         Но не многие искали у него знания о постижении Любви Христовой… И не стремились они научиться тому, что старец для людей и для Бога мог совершать. Потому так было, что невозможным — для себя — считали они подвиг его монашеской жизни.
         Но один человек по имени Николай остался со старцем, чтобы учиться у него общению с Богом и познанию Его.

* * *
         Однажды Николай шёл к старцу Зосиме и встретил служителя монастыря, который повторял непрерывно молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!»
         Поравнявшись с Николаем этот человек посмотрел на нового послушника с неодобрением и осуждением:
         — Опять к старцу идёшь
, прости, Господи!? Из безбожника сразу святым стать норовишь?!
         — Да, иду, звал к себе Зосима, — спокойно ответил Николай.
         Он уже привык к тому, что недолюбливали его некоторые обитатели монастыря за то внимание, которое уделял ему старец Зосима. И хоть и было получено разрешение от настоятеля монастыря, что именно старец будет готовить Николая к принятию монашества, но новый послушник у многих вызывал неодобрение, причиной которому была зависть.
 
* * *
         Николай вошёл в келью старца. Зосима, как всегда, заранее знал о его приходе. Николай всегда поражался тому, каким непостижимым образом ведает старец: кто к нему идёт, о чём думает человек, какие проблемы его заботят.
         Старец сидел в глубоком покое и ласково смотрел на вошедшего. В келье было особое состояние, которое Николай для себя называл Присутствием Божиим. Словно даже воздух был наполнен прозрачной и нежной тишиной!
         Некоторое время оба молчали, сидя вблизи друг от друга.
         Потом Николай спросил:
         — Отчего так много сил полагают монахи на произнесение Иисусовой молитвы? Слышал я и читал когда-то об этой молитве — или как её ещё называют «умной молитве». Расскажи ты мне про это. Отчего не помогает она теперь? Или вправду затерян в веках её секрет?
         — Отчего же не помогает? — Помогает!
         — А я вот сейчас человека встретил, который ту молитву твердит…
         — А Любовь Христова от него не исходит, да?
         — Да…
         — Стало быть, не помогает молитва тому, кто секрета её не ведает?
         — Да…
         — Да вот только нет никакого секрета-то!
         Никогда не скрывалось от людей, что главное, чтобы начать духовное преображение, — это любовь надобно сердечную познать! Иисус про это ясно учил — что Бог есть ЛЮБОВЬ!
         Были великие труженики на этом пути, которые заветы Иисуса на деле осуществить стремились.
         Искали они способ погружения в тишину сердца духовного, которая по-гречески называется исихия*. Это — тишина, в которой Голос Бога становится ясно различим.
         Ещё искали они обретения той чистоты душевной, когда явен взору сердечному Свет Духа Святого!
         И избирали они образ жизни монашеский, в котором всё — для Бога и ничего — для себя!
         Искали они способы, как не попускать мысли греховные, как блюсти душу в чистоте кристальной, как жить в непрерывном осязании Господа.
         И многие из них произносили призыв молитвенный: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!» И повторяли они сии слова непрерывно, в каждую минуту жизни своей, — чтобы ум от Господа не уклонялся, чтобы со смирением душа склоняла голову пред Величием и Мудростью Бога. И бывало, что от такого труждения души, наступало погружение ума в сердце — сердце духовное.
         Ещё призывали они Иисуса войти в сердца их. Ибо не просто веровали они в Воскресение Иисуса Христа, а Его Самого — Живого и ныне — ощущать всегда пытались! Стремились они говорить научиться с Иисусом — так же, как Апостол Павел. Чтобы у Иисуса у Самого — советы спрашивать!
         А чтобы это могло произойти, нужно обрести любовь сердечную и обратить её к Господу.
         Многие этого хотели, да не у всех это получалось…
         Только понимания и желания — для этого — мало…
          «Сердце чисто созижди во мне, Боже…» — так молятся многие. Но кто же за человека — сердце его очистит? Кто его заставит поступать по заветам Божиим? Сам ведь он должен трудиться над очищением и преображением души!
         Хотя то, может быть, есть самое главное дело в жизни его!
         О том, что создал Бог человека по образу и подобию Божию
,** — слышал слова такие? Стало быть, прекрасным создал Бог человека. А отчего же не так — в жизни? Может, сами люди виноваты в том, что перепачканы души?
         Где же под множеством одежд-оболочек обитает в человеке сокровенное Божественное Начало?
         Как Образ Божий может быть явлен в теле человека?
         Или — где же скрыт сей Образ?
         В чём подобие наше — Богу?
         Что познали постигшие Славу, Силу и Любовь Христовы подвижники-исихасты, когда говорили об обожествлении даже плоти телесной?
         Есть такая возможность, когда дух человеческий соединяется с Духом Божиим — и берёт власть над плотью. И подчиняются тогда немощи телесные и немощи душевные такой воле человека, которая всегда в согласии с Божией Волей!
         Как же научиться всему этому?
         Для начала нужно от нечистоты душу избавить.
         Покаянием, смирением и прощением очищается душа.
         Не за один раз пороки из души уходят. Покаяние есть великий труд по осознанию своего несовершенства и исправлению: и мыслей неправильных, и дел грешных, и эмоций несовершенных.
         Постепенно приучает себя монах к жизни в непрерывном предстоянии перед Богом. Не на словах, а на деле не грешить он старается в каждый день жизни своей!
         И тогда — словно между прошлым и будущим замирает пред Богом душа очищенная и будто бы говорит: «Всё, что есть во мне хорошего, то  — для Тебя, Господи! Всё же, что было прежде дурного, — пусть сокрушено будет! Не попущу больше греха — ради Тебя, Господи!»
         Вот такое труждение — и нужно Богу! И тогда — словно смывается прошлое твоё!
         И если позади в жизни чистота — то и впереди чистота!
         И вот, в этом-то удивительном моменте предстояния пред Богом — и раскрывается тишина великая: нежная, прозрачная, бескрайняя!
         Но ощутить её можно — только внутри сердца распахнутого духовного!
         То и ты можешь теперь начать учиться познавать. Вот тебе простое задание для начала:
         Слышишь, как колокол звонит? Он словно призывает людей о Боге вспомнить…
         Звуки его заполняют простор — на многие километры! Они — ширятся, ширятся… И вдали — когда уже не слышен звук — словно продолжает шириться тишина, после него возникшая…
         Вот, представь, что и ты — как колокол: тоже полый внутри и огромный. И — колокол начинает раскачиваться... Звука нет, есть только беззвучный призыв, обращённый к Богу Вездесущему! И тишина тогда — словно бы звенит!…
         Слушай эту тишину! В ней — можно ощутить Бога!
         … Осязаемая тишина заполняла не только пространство вокруг их тел. Но эта тишина словно затопила всю келью… Она также ширилась в просторе над маленьким городком, расположившемся на берегу широкой реки… Она ширилась и обнимала всех тех, кто устремлялись своей любовью ко Христу! Она также обнимала и всех тех, кто ещё не познали эту любовь…
         Нежно, словно воздух, которым дышат все существа, заполняла эта тишина всё вокруг. И всё существующее содержало её внутри себя…
         — Это — чудо дивное!… Словно остановились все мысли!… И есть только эта тишина! — произнёс потрясённый Николай.
         — Да, ты сейчас почувствовал тишину сердечную. Это — как первый шаг. Затем тишину эту можно наполнить любовью к Богу.
         Видишь свечу? Пламя — тёплое, нежное, светлое. Ввысь поднимается язычок огня. И если нет движения воздуха вокруг — то словно недвижимо в своём горении сие пламя.
         Пусть в груди у тебя подобное пламя любви к Богу затеплится — и свет его пусть ширится!
         А потом — озари им все закоулки внутри тела, чтобы выгнать из него всё тёмное, тяжёлое, мрачное. Вся тьма — словно выгорит!
         Погрузи и ум свой в тот свет.
         Руки пусть тоже светом наполнятся! Сквозь ладони пусть свет проливается — как у Апостолов, когда наложением рук исцеляли они хвори людские!
         Всё туловище и ноги даже — пусть заполнит сей свет. Словно сосуд прозрачный водой наполняется — так тело пусть залито будет им!
         Многожды так повторять нужно! Трудиться надо над преображением и души, и тела! И тогда — через время некоторое — сможет тело стать сосудом для Духа Святого, источником Света Божиего! Словно пламя свечи излучает свет — так и человек такой огонь любви ровный и мягкий вокруг тела своего носить может!
         А потом… Да, может тело человеческое стать носителем Образа Божия — Христа внутреннего!
         Вот так и учись тишину души стяжать, любовь к Богу в себе возжигать!
         Как почувствуешь тепло и свет в сердце духовном расширенном и очищенном — зови Господа Иисуса в сердце! И познаешь тогда, что Бог есть Бог Живой!
 
* * *
         В этот момент в келью старца Зосимы вошёл тот служитель, которого Николай встретил по пути.
         Он поклонился старцу.
         — Здравствуй, Родион! — приветствовал Зосима.
         — Грешен я в осуждении ближнего. Помоги! Скажи: как замолить сей грех? — не глядя в сторону Николая, промолвил Родион.
         — Да вот он — тот ближний перед тобой! Попроси прощения — да в другой раз не мысли дурно. Только и всего!
         Но оказалось это — очень не просто. Несколько минут прошли в молчании глубоком, прежде, чем Родион, обращаясь к Николаю, промолвил:
         — Прости меня!…
         И так легко стало на душе и у Николая, не державшего обиды, и у человека того…
         — Вот, ощущаете теперь Радость Божию? — спросил, улыбаясь, старец.
         Николай молча кивнул.
         А из глаз служителя Родиона полились слёзы…
         — Как же мне теперь молиться? Как жить? Что делать? — прошептал он.
         Старец Зосима немного помолчал, потом начал рассказ:
         — Однажды, в пост Рождественский, пришла ко мне женщина с ребёнком. О чём она просила — уже и не помню. А вот то, о чём её сынок спросил, — то на всю жизнь запомнил. Говорит он:
         — Вот Рождество: день рождения у Иисуса скоро! Я подарок Ему хочу подарить. А то люди друг другу подарки на Рождество дарят, а Иисусу не дарят… Скажи: что Ему подарить лучше? Ты Его спроси о том… А то вдруг у Него есть мечта какая, а я её не узнаю?
         — А ты сам-то думал, что Иисус бы от тебя в подарок хотел?
         — Думал я… Я долго думал, чтό Ему будет приятно, но ведь у Него на Небесах, наверное, есть всё. Что Сам Он пожелает — то тотчас Ему явится! Вот от этого и трудность моя, и вопрос мой…
         Я тогда ему так сказал:
         — Учит Иисус людей
любить Бога: Отца и Творца всего сущего! И ещё учит Иисус любить ближних наших. Говорил Он, когда проповедовал, что то добро, которое человек другому человеку сделает, — он для самого Иисуса то сделает. Вот это и есть тот подарок, который Господь Сам Себе сделать никак не может! Только человек, совершая добро, такие дары Богу приносит!
         И не только один день в году так поступать могут люди. Но, если они каждый день так живут, — то это для Бога радость великая!
         Вот и ты, Родион, можешь так жить стараться!
         А когда любишь ближнего своего, то любое слово твоё доброе — чудотворным стать может!
         Родион вышел тогда из кельи счастливый: может быть, впервые в жизни на несколько мгновений ощутил он то, что называют словом любовь
         … Николай спросил:
         — Отчего ты не научил его тому, чему меня сейчас учишь?
         — Много раз пробовал я всех тому учить… — промолвил старец Зосима. — Но пока душа человека — как изба неубранная, хламом лишним наполненная, грязью мыслей и дел неправедных набита, пока человек не видит этого, не понимает и не хочет себя для Бога преображать — невозможно ему помочь! Очень медленно приходит понимание к таким людям…
         Нужно терпения много, чтобы даже слегка их жизни выправить, чтобы хоть немного помочь им…
         Вот, сделал Родион малый шажок к свету и любви… А завтра, возможно, забудет о том…
         И выходит так, что не очень просто это — Бога научиться любить!
         А вот у тебя — это должно получиться…
 
* * *
         Николай вновь вспомнил испытанное им удивительное чудо внутренней тишины и теплоты в сердце.
         Он попробовал позвать Иисуса.
         И — ему показалось, что нарастающее состояние любви — уже более не вмещается у него в груди!…
         Николай изо всех сил старался не терять то дивное состояние Присутствия Бога, которое он ощутил…
         И тут — он увидел Иисуса!
         Всё иное в этот момент словно перестало существовать…
         Келью наполнял мягкий, прозрачный, чуть золотистый Свет. И в этом сиянии — стоял Иисус. Живой Иисус! А не образ с какой-нибудь иконы!
         Взгляд ласковых глаз Иисуса проникал в самую глубину души! Его слегка вьющиеся волосы, ниспадающие на плечи, чуть заметно колыхались в едва уловимых движениях Света, словно от лёгкого ветерка.
         Иисус подошёл к Николаю и коснулся его Своей Рукой. Тело Иисуса не было материальным, оно состояло из Света и проникало сквозь всё материальное. Но Его прикосновения были вполне ощутимы!
         Иисус произнёс:
         — Ты хотел видеть Меня! Ты хотел знать, что Я — реален! Вот, Я — перед тобой: Я, познавший Бога-Отца, Я, воскресший в Свете и Истине, — могу быть здесь и говорить с тобой!
         Ты можешь учиться делать на Земле Моё Дело! Ты можешь помогать людям понимать Законы Божественной Силы, Которая управляет жизнями всех существ!
         Ты можешь помогать людям — в реальности! — жить по Моим заповедям любви, а не просто следовать неким принятым правилам и обрядам! Для того, чтобы этому научиться, тебе предстоит немалый труд! Благословляю тебя на это!
         … Когда Иисус закончил говорить, Его облик стал расти более и более, охватывая прозрачным Светом пространство… Как тишина прежде заполняла, казалось бы, весь мир, — так теперь наполняло всё вокруг — Присутствие Иисуса! Его огромные нежные Руки словно держали поверхность Земли, на которой живёт множество людей… Это были и те люди, которые любят Бога, и те, кто забыли о Его существовании… А затем Иисус стал ещё больше, больше… Пространство заполнилось Его словами:
         — Сии — дети Мои! Люби их, как Я!
         — … Я Иисуса видел и слышал… — прошептал Николай.
         — Вот теперь — по Его словам и живи! — подтвердил реальность происшедшего старец Зосима.



*   О традиции исихазма см., в том числе, в книгах: Классика духовной философии и современность, Экопсихология, Жизнь для Бога. Книга для жаждущих Свободы!.   

**   Быт. 1:26,27; 9:6.

Комментариев нет:

Отправить комментарий